New Moon. Destiny Challenge

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » New Moon. Destiny Challenge » -замок Вольтури » Комната Хайди Вольтури


Комната Хайди Вольтури

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

0

2

Главный зал
У Деметрия была только одна спутница, которой он никогда не изменял – его гордость. Верность ей ищейка свято хранил уже три сотни лет, и никогда даже мысли допустить не мог, что что-то может быть  по-другому. А тут – нате вам, отправляем гордость в бессрочный отпуск ради – только подумайте кого! – ради Хайди Вольтури, язвительно дамочки, к которой, как оказалась, Деметрий Вольтури неровно дышит.
Как бы то ни было, Дем считал, что поступил с Хайди, мягко говоря, паршиво. И неизвестно откуда взявшаяся совесть начала извечный спор с гордостью. А последняя приводила очень веские аргументы, типа недавнего облома в зале хотя бы, да и других примеров полно было, так что любой на месте ищейки давно бы повернулся и пошел в противоположную сторону. Но это был Деметрий, собственной персоной, который лишь плотнее сжимал челюсть и шел дальше по коридору.
Нет, он не рассчитывал, что Хайди его простит. Более того, он вполне был готов на пару-тройку пощечин и язвительных замечаний, и на последовавшие после этого разговоры в замке дескать Деметрий пришел извиняться перед Хайди, а та его отшила. Был готов и согласен. Но все же перед дверью в покои девушки он на мгновение замер с поднятой рукой, но все же постучал.
Дверь распахнулась немедленно, и на пороге предстала злая, как сотни мигер, Хайди, уже успевшая переодеться. Но даже она опешила, увидев, кто к ней пожаловал.
- Хайди, слушай…
Вампиры не страдают потерей памяти? Еще как страдают. Еще на пути к замку Дем придумал длинную речь, а сейчас, глядя в кровавые глаза Хайди, он напрочь забыл слова, которые собирался сказать.
- Я…- ищейка представил, как он сейчас жалко выглядит.
Идиот!
Деметрий сделал резкий вдох, и протянул руку с бумажным пакетом.
- В общем, вот. Конечно, не чета тому, что я испортил, но…
А так как Хайди смотрела не него взглядом из серии «Деметрий, ты в своем уме?», пояснил:
- Это платье…в общем, его тоже шили по заказу…не важно, чьего…короче, это тебе. Уверен, оно будет тебе к лицу!
Всучив-таки пакет уже совсем ничего не понимающей девушке, Деметрий выдохнул.
- Прости меня
Это был первый раз за всю вампирскую жизнь ищейки, когда он говорил эти слова. И сказать, что они дались ему жутко тяжело – это ничего не сказать. Деметрию пришлось вытерпеть полуторачасовую дискуссию с самим собой, да еще и парочку репетиций, чтобы голос звучал ровно и спокойно. А все равно не получилось – прозвучало как-то неуверенно.  Зато сразу было ясно, что говорит искренне.
Деметрий повернулся на каблуках, собираясь уходить. Его миссия была окончена, но совесть все равно нудила где-то внутри. Но и ее можно было заткнуть – этим ищейка и собирался заняться.

+1

3

Главный зал
Цокот каблучков раздраженно отдавался эхом по каменному полу коридора, кажется, собой он полностью отображал настроение Хайди Вольтури, которая неслась по коридорам старинного итальянского замка буквально со скоростью света, только благодара грации вампира не сшибая всё на своём пути. Больше всего на свете девушка сейчас  хотела оказаться в своей комнате... Хотя нет. Больше всего на свете она сейчас мечтала открутить голову Деметрию, благодаря которому она сейчас осталась исключительно в одном нижнем белье неслась по коридорам замка. Впрочем, комната девушки располагалась не так уж далеко, и, буквально через пол минуты девушка уже была в своей комнате. Раздражение просто зашкаливало, было просто на максимуме, и, Хайди знала, окажись ищейка сейчас где - то поблизости, вряд ли бы она не попыталась прибить его. Конечно, все можно понять, и их вечную пикировку, и, постоянное желание довести оппонента до нервной дрожи, но, сейчас он кажется перешёл все грани. По-крайней мере, это было уже гораздо больший проступок чем всё то, что он творил до этого. И, если раньше ей своими поступками он напоминал ребенка, которому нечем заняться, то теперь одна мысль о нем вызывала волны бешенства и отвращения. Что за глупый поступок? Как девушка не силилась, она не могла этого понять. Прекрасное платье, так идеально обтягивающее её фигуру, такое приятное на ощупь.. Теперь оно было лишь тканью на пыльном полу главного зала. В голове промелькнула мысль, что его надо выкинуть, что бы у со-клановцев не появлялось лишних вопросом на тему того, как платье Хайди Вольтури оказалось разорваным в тронном зале. Позвонив Джанне, которая помимо работы секретаря выполняла еще и небольшие поручения вампиров, одной из которых мечтала стать, Хайди уселась на кровать с задумчивым видом, мысленно в голове решая, что надеть теперь.Нет ,конечно, одеть новое платье, и, переодеть туфельки в цвет к нему никакой сложности не составляло, но, теперь было неизвестно, что могло взбрести  в голову Деметрия в следующий момент, а Хайди не хотела оказаться в нижнем белье где - нибудь,  где будет кто - то, кроме них двоих.  Хотя нет... Одну и ту же шутку ищейка как правило дважды не повторял, и, наверное,  сегодня можно было не опасаться этого. Одевшись, и, поправив прическу,  а так же подкрасив ногти, и, сделав сотню не менее полезных, но очень успокаивающих дел, Хайди выглянула в окно, решая, не стоит ли ей прогуляться по прекрасному саду замка Вольтури, но, смотрела она туда не долго, потому что втянув в себя воздух она почувствовала сладковатый, нежный аромат, и, раздраженно встряхнула головой. Честно говоря, ей было мало понятно, какого чёрта сейчас  этот вампир заявился сюда, когда она ясно дала понять ему, что самая огромная мечта её - что бы он  к ней никогда в жизни больше не приближался, настолько отвратительные эмоции своим поступком он стал вызывать  у неё. Впрочем, ясно ей было другое - стоит открыть, иначе он всё - равно войдет, уж наглости ему было не занимать, а, ждать, когда двери снова починят не хотелось.
Когда Хайди Вольтури только открывала дверь, в её сознании отлично рисовалась самодовольная физиономия Деметрия, который скорее всего сам забрал порваное платье из зала, и, сейчас с видом победителя бы отдал его, но, открыв дверь, и, взглянув в его лицо она немного растерялась. Странно, но она никогда не видела на его лице нерешительного взгляда, и, сейчас наблюдать его было как минимум удивительно.
- Хайди, слушай… Медленно проговорил Деметрий, вглядываясь в глаза девушки, впрочем, надо отдать ей должное, растеряность быстро исчезла с её лица, и, верх снова взяла злость. Он действительно сегодня перешёл все грани.
- Я… Рассеяно проговорил Деметрий, и, Хайди нетерпеливо нахмурилась. Если это была прилюдия к очередному приколу, то очень зря. Отличной шутки сейчас бы явно не вышло.
Вампир резко выдохнул и протянул девушке пакет. Если там сейчас была не очередная подлянка, то Хайди и не знала, о чем думать.
- В общем, вот. Конечно, не чета тому, что я испортил, но… Проговорил Деметрий, и, за последнюю минуту, злое выражение лица Хайди снова стало удивленным. Если она сейчас слышала все правильно, то он намекал на то, что это другое платье, на замену тому, что он так глупо уничтожил, а означать это могло только одно - Деметрий Вольтури сошел с ума. Никак иначе это было не объяснить.
- Это платье…в общем, его тоже шили по заказу…не важно, чьего…короче, это тебе. Уверен, оно будет тебе к лицу! Проговорил Деметрий, всучив ничего не понимающей Хайди пакет. Конечно, как и любую любительницу красивой одежды её сейчас так и подмывало заглянуть в пакет, и, увидеть, что её там ждало, но, она видела по глазам Деметрия, что он сказал не всё, что хотел, и, поэтому выжидала, что вообще ей было не свойственно. Секунда - две молчания, и, раздался неуверенный голос ищейки:
- Прости меня. Хайди слышала неуверенность, такую не типичную для него, и, вдруг поняла, что сейчас он не ёрничает, как привык это делать, не играет искусно свою роль, а действительно извиняется перед ней за то, что произошло. Это было так..странно. Кажется, Деметрий не умел извиняться, а тут..
Конечно, можно было подумать, что он что - то задумал, но, его вид был такой искренний, что, как ни странно, злость Хайди испарилась, и, она просто растерялась, не зная, как реагировать на совершенно неожиданные для неё события.
Вампир развернулся, судя по всему, что б уйти, и, несмотря на то, что она сама сказала ему не приближаться к ней, Хайди ощутила неловкость, словно это она обидела его, а не наоборот. И, осознание этого немного вернуло прежнюю злость. Ну не любила она быть виноватой.
-Что это ты? Показушно подозрительно - равнодушно проговорила Хайди, свернув руки на груди, и, всем своим видом показывая, что ей не очень интересно, просто, она не понимает, что он задумал, хотя это было не так. Было интересно, и очень даже. И, пока он не ответил, она заглянула в пакет. Красивая, переливающаяся ткань, моментально пленившая взор.
-Уау! Какое красивое! Восторженно проговорила Хайди, доставая его из пакета, и, разглядывая, мигом позабыв и про свою обиду. и про Деметрия, и вообще про все, что в данный момент ее окружало.

0

4

Деметрий уже ясно видел себя за рулем своей машины, несущейся куда подальше от замка в поисках чьей-то нежной шейки и невообразимо вкусной крови, как раздавшийся голос Хайди его остановил:
-Что это ты?
Деметрий медленно повернулся к дверному проему, в котором застыла Хайди, судорожно соображая, что бы ответить.
Да понимаешь, дорогая, я тут понял что ты мне дико нравишься, и…
А, бред. Хоть и правда, но бред. Так что ищейка молчал. Хотя его ответ, похоже, не особо и требовался.
-Уау! Какое красивое!
Хайди с блестящим взором достала платье из пакета, заставляя лицо Деметрия расплыться в довольной полуулыбке. Он сложил руки на груди, глядя, как девушка с наивным детским восторгом перебирала в руках тонкую ткань, и думая, говорить ли Хайди всю правду.
Что это платье с самого начала предназначалось ей. И что заказывал его Деметрий, почти три часа объяснявший тупому французскому Кутюрье, что он от него хочет. И что ищейка действительно собирался подарить его девушке. При других обстоятельствах, конечно – для этого у Деметрия был заготовлен специальный план прикола…
Но, кажется, так получилось даже лучше.
- Я рад, что ты осталась довольна. – тихо заключил Деметрий. И понял, что теперь точно не знает, что ему делать. С одной стороны, жутко хотелось затащить Хайди в кровать, раз уж она на него больше не злилась – собственно, этого ищейка и добивался с самого начала, только увидев девушку в главном зале. С другой стороны, он еще не был до конца уверен, что Хайди на него не сердится.
Поэтому Деметрий не нашел ничего лучше, как снова попытаться уйти, но тут вспомнил еще одно обстоятельство, которое не давало ему покоя.
- Слушай, Хайди, ответь мне на один вопрос! – ищейка снова повернулся, глядя в глаза девушки. – То, что ты сказала в зале, действительно правда?
И, предугадывая заранее ответ, добавил:
- Только не прикидывайся, что забыла. Вампиры на память не жалуются. И не язви. Я серьезно спрашиваю.
Деметрий пронзительно смотрел в глаза Хайди. Хоть она и была отменной актрисой, ищейка тоже был не дурак. Глаза врать не умеют. Именно в них он и собирался читать правду.

+1

5

Взглядом, полным восхищения и восторженности Хайди Вольтури рассматривала новое платье, которое ей притащил Деметрий, и, несмотря на то, что его конечно же еще примерить надо было, девушка была просто уверена, что сидеть на ней оно будет просто идеально. Когда ты за свою жизнь перемерила сотню шмоток, ты уже нутром, каким - то своим шестым чувством начинаешь ощущать, подходит тебе та, или иная вещь. Нет, конечно, надо было её еще одеть, почувствовать, как тонкая ткань прилегает к мраморному телу, взглянуть на себя в зеркало, и,  конечно же восхититься своим собственным прекрасным отражением. То, что она красива в любой одежде, и вовсе без оной, Хайди знала и так, но, тем не менее, любование собственным отражением дарило ей просто невероятную радость, и, поднимало настроение.
Что и требовалось доказать, разглядывая ткань на своих руках она совсем забыла о том, что по логике вещей сейчас должна злиться на Деметрия, кричать..Ну, или что там еще обычно делала она, после его очередных глупых приколов, направленных в её сторону.
- Я рад, что ты осталась довольна. Тихо проговорил Деметрий, и, лишь тогда девушка вспомнила про его существование, и, про то, что он стоит на пороге её комнаты. В его голосе  не было слышно типичной для него насмешки, смешанной с самоудовлетворением, в виде "я так и знал, что ты купишься на шмотку", судя по всему, она не ошиблась, и, извинился он действительно искренне, а это значило, что любые пути для последующей истерики, которую она не высказала в тронном зале перекрывались. Ну правда, не кричать же, какой он придурок и сволочь, когда он совершенно искренне извиняется за то, что пошутил, и, загладил на сто процентов свою вину.
-Да, спасибо. Бросила Хайди, продолжая разглядывать платье, и, мысленно представляя, какие из туфель под него подойдут. Да.. Эту красоту можно было одеть уже сегодня, что бы компенсировать все свои моральные страдания за сегодня. Она представляла, как ей будет завидовать Челси, такая же любительница красиво одеться, и улыбнулась. Это ей определенно нравилось.
Видимо поняв, что на разговор она теперь более - менее настроена, Деметрий снова развернулся, и проговорил тем тоном, который давал понять, что какой - то вопрос давно хотели задать, но, то времени не было, то обстоятельства не подходили.
- Слушай, Хайди, ответь мне на один вопрос! Требовательно проговорил он, встречаясь с ней глазами, и, она немного пприподняла в удивлении бровь, выражая заинтересованность в том, что он сейчас хотел спросить у него. Лицо ищейки не было с ироничным выражением, с которым он обычно задавал девушке каверзные вопросы, а это значило, что вопрос, если на него и не отвечать, то, можно было как минимум выслушать.
– То, что ты сказала в зале, действительно правда? Честно говоря, вопрос застал - таки её врасплох, потому что фразу про симпатию она бросила просто на эмоциях, не особо раздумывая, что она говорит, и, даже не думала о том, что эти слова выделит для себя Деметрий. Хайди уже приоткрыла ротик, что бы ответить в той манере, что сформировалась  у них веками: иронично - насмешливой, не дающей никаких шансов на надежду, но, видимо, ищейка уже слишком хорошо знал её, потому что не дал ответить, и, уточнил:
- Только не прикидывайся, что забыла. Вампиры на память не жалуются. И не язви. Я серьезно спрашиваю.
Наверное, если бы он сам сейчас сказал это в своей обычной, шутовской, намеренно - растянутой манере, она бы фыркнула, и закрыла дверь, оставив его без ответа, по-крайней мере, так она и собиралась поступить, но, пронзительный взгляд лишал всяческой возможности сделать это, и, она знала, что Деметрий не уйдет, пока не услышит ответа на свой вопрос. Честно говоря, девушка ожидала вопроса в духе "скажи мне Хайди, почему у тебя все мозги направлены только на шмотки?" На этот вопрос она бы еще ответила, чем  - то в духе "зато они не настроены исключительно на девушек и постель, как у некоторых." Ну, или вообще "у меня они хотя бы есть", но, он не о том сейчас спрашивал её. Он спрашивал девушку про фразу, вскользь брошенную о том, что она к нему неравнодушна, как бы не пыталась Хайди это демонстрировать. То, что она сказала в главном зале не было ложью, но знать об этом ищейке было совсем не обязательно. По-крайней мере, возникала такая мысль, что ему это необходимо было знать только для  того, что бы получить дополнительный повод к приколам над Хайди, которых и так было более, чем предостаточно, и, от которых она честно говоря очень устала. Но, и брось она ему сейчас в лицо равнодушное "я просто так это сказала", он явно понял бы, что это не так. Несмотря на акцентирование его внимания на том, что он просто глупый вампир с менталитетом ребенка, она понимала, что дураком он не был, и, ложь мог распознать вполне легко.
Степь, в которую зашел разговор - совсем не понравилась Хайди, но, не ответить на заданный вопрос было еще глупее, чем ответить на него правдой, и, потому девушка приняла соломоново решение - сказать, что она думает по этому поводу, и, не обращать внимания на приколы, которые,  возможно, потом последуют. В конце концов, повод для них он мог найти всегда, вне зависимости от того, делала Хайди что - то, говорила, или нет.
Немного поджав губы, и, придав лицу максимально холодное выражение, она проговорила тоном, в котором холода было гораздо больше, чем в мохито со льдом.
-Допустим правда. Это что - то меняет? Глядя не на него, а, скорее куда - то поверх его плеча, осведомилась Хайди, уже ничуть не радующаяся даже новому платью. Гораздо больше ей сейчас хотелось одного - что бы он кивнул, и убежал к своей очередной вампирше на один день. Вернее, не так. Не этого хотелось, это как раз таки могло её расстроить, а просто - что бы он ушёл, и не смотрел на неё так пристально.
Ну, или хотя бы просто перевел разговор на другую тему, выяснив то, что ему было интересно. Впрочем, судя по всему, об этом приходилось только мечтать.

+1

6

-Да, спасибо.
Видно было, что Деметрий тут явно лишний. Любой, вставший между Хайди и новой вещичкой, был бы как телеге пятое колесо. Но не спросить ищейка не мог – иначе его сгрызло бы собственное любопытство и что-то еще, что ныло внутри.
Но почему-то Деметрий сам начал жалеть, что задал такой вопрос. Получать ответ на него совсем не хотелось.
Ну, скажет она «да», и что дальше? Объявите себя парой и будите бегать за ручку?
Нет, на такое ищейка точно  никогда не согласился бы. Даже с Хайди. Да и она однозначно была бы против.
Видимо, ни одного Деметрия его вопрос поставил в ступор – девушка думала довольно долго, собираясь с мыслями. В такие моменты Дем обычно язвил по поводу ее умственных способностей. Но сейчас этого делать совсем не хотелось, наверное, в первый раз со времени знакомства с Хайди. Да вообще ничего не хотелось, кроме как повернуться и уйти. Но нет, раз уж начал, ищейка собирался идти до конца.
-Допустим правда. Это что - то меняет?
Лучше бы она ответила что-то другое. Что угодно – съязвила бы, или ответила отрицательно. И плевать, что она бы соврала. Деметрий увидел бы это в ее глазах, сделал бы для себя выводы и, наверное, забыл бы об этом. Нет, не забыл бы. Но по крайней мере было бы легче.
А сейчас… Деметрий запутался. Сам в себе. Это было очень странное ощущение – как будто бы привычным мир кто-то пару раз хорошенько тряханул, переворачивая все с ног на голову. Хотя, возможно, сейчас все как раз - таки перевернулось с головы на ноги.
Сложно…
Ищейка провел руками по голове, взъерошив волосы. Легче от этого не стало, да и ответа никакого не появилось.
- Не знаю…
Он действительно не знал. Деметрий Вольтури впервые в жизни не знал, что делать. Он даже не представлял, что в его отношениях с Хайди все может поменяться от одной брошенной на эмоциях фразы. По-хорошему, надо было просто забить. Подумаешь, всего-то. И так бы Деметрий и сделал бы, если бы это не было как минимум взаимно.
Ищейка специально не смотрел в глаза Хайди – не хотел, чтобы она в них так же, как и он, несколько минут назад читала все его мысли. Деметрий стоял в нерешительности посреди коридора, не зная, в какую сторону сделать шаг. С одной стороны, все его естество гнало его как можно дальше от этого места, от источника соблазна коим для него стала Хайди. С другой, какой-то непонятной и новый для него источник внутри толкал туда, где стояла неподвижная фигура.
- Я запутался. – прозвучало как приговор. Деметрий сдавался. Он закрыл глаза, пытаясь понять в первую очередь самого себя. Всего на мгновение.
- Прости… - тихо неизвестно за что извинялся ищейка – то ли за испорченное платье, то ли за свое непонятное поведение. То ли еще за что-то, то ли за все сразу. Всего секунду он смотрел в глаза Хайди, после чего аккуратно притянул к себе ее лицо и нежно поцеловал. Он собирался ту же уйти. Но оторваться от таких сладких губ сил не было.

+1

7

Хайди не стала полностью игнорировать взгляд ищейки, и, снова посмотрела ему в глаза, ожидая, как тяжело это будет сделать, но, ситуация облегчилась тем, что он сам сейчас не смотрел ей в глазах. Хайди облегченно вздохнула. Всё - таки, смотреть в глаза, когда ты не знаешь, что тебе могут сейчас ответить - очень тяжело, слава Богу, ей не пришлось этого делать, потому что взгляд Деметрия был пустым, да и смотрел он куда - то не на неё, взъерошив свои волосы. 
- Не знаю… Проговорил Деметрий, и, Хайди от неожиданности вздрогнула, и, словно очнулась. Ситуация набирала всё более, и более странные обороты. Впервые в жизни этот ищейка признавался в том, что чего - то не знает, и, это было как минимум - странно, как максимум - шокировало её. Да.. День сегодня был определенно необычный. Мало того, что Хайди никогда в жизни не слышала, что бы Деметрий перед кем - то,  а тем - более перед ней извинялся, так еще и представить не могла, что он может быть таким нерешительным. Девушка привыкла видеть его весельчаком, нагдлецом и балагуром, и, теперь просто не знала, как воспринимать его такую..нерешительность.
- Я запутался. Проговорил Деметрий, и закрыл глаза. Всё это можно было бы воспринять как фарс, комедию, но, как ни странно, сейчас Хайди понимала, что он говорит вполне серьезно, такое смятение невозможно сыграть просто ради чего - то, например, ради очередного прикола, которые ищейка так любил. Бывают такие моменты, когда ты без основы, но совершенно точно понимаешь, что всё, что тебе говорят - правда, вот и сейчас настал такой момент в жизни Хайди Вольтури. Ей было странно видеть Деметрия таким, и, странно было испытывать что - то качественно новое, появляющееся в её давно не бьющемся сердце. Что - то непонятное, то, чего она никогда не чувствовала по отношению к этому ищейке, который целыми днями только и занимался тем, что доводил её. Что это было? Страсть? Ласка? Нежность? ....Любовь? При мысли о последнем она немного сжалась, и, сделала шаг назад, словно отдаление от него на этот самый шаг могло сейчас перечеркнуть всё, что было в её душе, о чем она думала, и, что она чувствовала. Конечно, это было глупостью, но, испытывать что - то по отношению к тому, кто постоянно, целыми днями может только прикалываться над тобой, ничуть не воспринимая всерьез, было еще глупее, однако..
- Прости… Словно сквозь туман раздался голос Деметрия, и, Хайди снова посмотрела на него, словно только сейчас вспомнив, что он всё еще здесь, всё еще рядом. Девушка не сразу поняла, за что он извиняется. За платье, так погибнувшее под его руками? Но он уже искупил свою вину. За все свои приколы в целом? Но в это поверить было очень трудно. Слишком уж за последние века девушка привыкла к другому отношению к себе. Не сказать, что это ей нравилось, но, хотя бы не было так необычно как нерешительный Деметрий. На его приколы она хотя бы знала, как реагировать: язвить, обижаться, закатывать истерики.. Но что было делать, когда он вот так нерешительно стоит на пороге её двери? Закрыть её? Вряд ли. Рука бы не поднялась этого сделать. Выйти, и сказать, что куда - то спешишь? Не поверит, да и вернуться к разговору всё равно придется, такие диалоги должны быть договорены до конца, иначе они так и будут висеть немым вопросом в отношениях двоих.
Впрочем, ответить Хайди не успела, да и мыслей не осталось ровным счетом никаких, потому что через секунду расстояние между ними сократилось до минимума, и, она почувствовала, как Деметрий накрыл её губы своими, и, она поняла: сколько поцелуев между ними не было за всю их вечность, сколько раз они не оказывались в одной постели, в этот раз было всё совсем иначе, словно сейчас это был не просто поцелуй тянущихся друг к другу вампиров просто физиологически, а словно ответ на то, что никто из них так и не мог произнести первый.
Хайди не знала, сколько это длилось. Может мгновение, а может вечность? Время вообще приобрело в этот момент какие - то смазанные рамки, словно давая шанс понять всё, и, разобраться  в себе.
Наконец, они оторвались друг от друга, но, по прежнему смотрели друг другу в глаза, не так, как раньше, измеряя, чей взгляд сильнее, кто его первый отведет, а совсем иначе. Хайди сейчас вряд ли смогла бы объяснить, как именно, но, то что ни в её взгляде, ни в его не было иронии, было очевидно. 
- Я люблю тебя. Раздался голос откуда - то со стороны, и, Хайди  с ужасом поняла, что это произнесла она сама.  Почему она произнесла это? - На этот вопрос даже она сама не могла дать никакого ответа. Расчувствовавшись от его извинений? Под влиянием удивления от его нового амплуа? Возможно -  первый вариант, возможно - второй, а возможно и вовсе от того, что она давно чувствовала это, но, не хотела признаваться самой себе. Хотя, наверное, всё в целом. Иначе, разве прощала бы разве она ему его глупые шутки лишь от одного ощущения близости его тела рядом? От улыбки, с которой он разводил руками, словно показывая:без обид, это всего лишь шутка? Наверное нет, если бы в ней не было того, о чём она сказала ему только - что:любви.
Прошло не более секунды, и, в голове совершенно отчетливо сформировалась другая, не менее осознаная мысль: дура. И правда. Если даже она сейчас не лгала, то не стоило этого говорить вампиру, который пользовался любой её слабостью, только бы побольнее задеть. Хайди никогда не позиционировала себя как особо глупую, но, в этот раз она была совершенно согласна со всеми шуточками Деметрия про её интеллект.
Неловко улыбнувшись она взяла его руки в свои, убрав их от своего лица, сделала два шага назад. В голове совершенно неуместно возник вопрос: а платье, которое сейчас на ней сильно пострадает, если она исчезнет из своей комнаты через окно, выходящее в сад? Конечно, она понимала, как это глупо, но, все равно, глупость, которую она сделала сейчас уже ничего не могло переплюнуть.

+1

8

Была бы воля Деметрия, он не прекращал бы этот поцелуй вечно. Ищейка мог поклясться, что это был первый такой настоящий поцелуй в его жизни. Без какого-то платонического желания, страсти или даже намека на пошлость. Здесь было что-то другое, что-то, от чего внутри все переворачивалось, отправляя гордость со товарищи на второй план, выводя вперед нечто новое и такое несвойственное для Деметрия Вольтури.
Этим поцелуем Дем наслаждался в полной мере, запоминая каждое мгновение. В какой-то момент голову ищейки пронзил совсем неуместный вопрос – а целовала ли Хайди так кого-нибудь еще? От одной этой мысли Деметрия пронзила такая ревность, что он на стенку готов был лезть, и как удержался от этого – большой вопрос.
Уходи! – вопило сознание, до которого медленно доходило значение всей этой ситуации. Причем этот крик был настолько отчаянным, что Дем даже оторопел. Но оторваться от глаз девушки, в которых отражалось и его неуверенность, и мучавшие его мысли, он не мог.
НЕМЕДЛЕННО!
Деметрий был готов повиноваться – так пугающе это прозвучало для него самого.
- Я люблю тебя.
Будь ищейка человеком, он бы поверил, что это ему послышалось. Но Деметрий был вампиром, так что списать все на несовершенство слуха у него  возможности не было.
Ну зачем?!?!
Это был завершающий штрих картины. Именно то, чего Деметрию так не хватало для полного непонимания ситуации. Теперь все запуталось именно до такой степени, что повернуть назад уже нельзя было. А выход был так рядом – всего мгновение назад повернуться и уйти. На день, на два. Не появляться в замке. А потом все бы встало на свои места – Деметрий вернулся бы в замок, снова начал бы пускать едкие шуточки в адрес Хайди, а она язвила бы в ответ и устраивала истерики. Только теперь ищейка понял, как же ему все это нравилось. А теперь это вряд ли было возможно, по крайней мере, не после этой фразы.
И Деметрий был этому рад. Рад той частью своего «Я», которую он до сего момента не знал. И радость эта была настолько светлой и искренней, что такая родная часть впадала в панику, заламывала локти и устраивала истерику.
Видимо, девушке было не легче. Как-то странно то ли улыбнувшись, то ли усмехнувшись, Хайди убрала руки Деметрия от своего лица и немного отошла назад. Не нужно было быть вампиром или обладать какими-то способностями, чтобы читать ее мысли. В большинстве своем они отражали мысли ищейки.
- Не надо было тебе этого говорить.
Деметрий сделал пару шагов и опустился в кресло, упираясь локтями в колени и обхватывая руками голову, которая так и норовила взорваться. А ищейка все не мог разобраться со своими чувствами. Его вечное гордо-независимое «Я» заткнулось и свалило куда-то в зону недосягаемости, оставляя своего хозяина наедине с уязвленным самолюбием, напуганным разумом и…влюбленным сердцем.
- Как же все запуталось! – шептал Деметрий сам себе, надеясь, что хотя бы звук собственного голоса все прояснит. Наивный. Война внутри лишь усиливалась, разрывая на части все жизненные устои ищейки. И он сдался.
- Я ведь тоже тебя люблю.
Сказано это было намного тише, чем шепотом, в надежде на то, что Хайди не услышит. Хотя Деметрий и понимал – скажи он это даже в другом крыле замка, она бы услышала – наивная надежда продолжала жить.
Все это было глупо. Это было каким-то нелепым фарсом. Впервые Деметрий захотел открыть глаза и снова оказаться человеком, в доме своих родителей, а вся его вампирская жизнь оказалась сном. Потому что все это было неправильно. Все было неправдой. Вампир Деметрий Вольтури НЕ МОГ любить. Он просто не знал, что это такое. А вот простой парень Деметрий, человек, которого ищейка давно уже похоронил внутри себя, уверенно твердил обратное. Потому что он знал – все, что сейчас разрывало не душу, но второе «Я» вампира из свиты Вольтури было вызвано единственным искренним чувством в его жизни – любовью к Хайди Вольтури.

+1

9

Мысли Хайди лихорадочно витали возле самых различных вариаций того, как поступить. Может отшутиться, и сказать, что она пошутила? Нет, глупость, конечно же, он сразу распознает ложь. Просто убежать? Ну и чем поможет? Сказанного не вернуть, Рубикон перейден, назад не повернуть. Сотни вариантов крутились в голове Хайди, и, она сама же их опровергала, просто не представляя, что делать дальше, как реагировать на то, в чем она сейчас сама была виновата. Ну какого чёрта она как обычно не может держать свой язычок за зубами, и, так легко поддается минутным эмоциям, словно юная девочка, а не вампир, которому уже не одна сотня лет. Дура, дура, дура. Именно это слово она сейчас бессчетное количество раз прокручивала в своей голове, хотя, в другой ситуации вряд ли бы его к себе применила. Такое на веку Хайди было всего дважды - когда она запачкала кровью совершенно новое, идеальное платье, забыв, что  у них в тот день поступление туристов, и, вот сейчас. Да.. Если бы ей предложили выбор, то впервые за свою вечность она бы согласилась скорее испортить платье, чем произносить эти три слова, но, увы, её дар был - обращение в других, время назад она возвращать не могла. Хотя..
Так подумать: а стала ли? Просто иногда гораздо проще выразить то, что у тебя на душе, и, будь что будет, а жить с тайной в сердце.. Ничего хорошего.
Хайди молча наблюдала за тем, как Деметрий сел в кресло, и, обхватил свою голову руками так, как это делают люди, когда она у них раскалывается, словно желая спрятаться от этой боли, и, не видеть, и не слышать ничего вокруг. Тишина мучительно раскалила обстановку в этой комнате, и, Хайди просто и не знала, куда деться от этого. Она взглянула на дверь, которая  была выходом из сложившейся ситуации, но, понимала, что никуда она отсюда сейчас не уйдет. Хотя бы потому, что ей просто необходимо услышать от Деметрия хоть что - нибудь. Мучительно больно, но необходимо. Хотя бы то, что она дура, ну, или очередную шутку вроде: "о.. а кто - нибудь знает, больница для ненормальных вампирш существует?" Ну, или вообще что - нибудь, главное не эта гнетущая тишина.
- Не надо было тебе этого говорить. Раздался голос Деметрия, и, Хайди вздрогнула от его слов. Ему это просто не нужно было, он не хотел слышать этих слов, и, она вполне понимала его, и, совсем не понимала себя. Ну зачем? Зачем ей нужно было сейчас говорить то, что совсем не следовало говорить? Гораздо проще было бы умирать от ревности, слушая с невозмутимым, немного презрительным лицом, как очередная вампирша рассказывает о том, какой Деметрий Вольтури, и, как они развлекались. Гораздо проще было бы слушать его явзительные выпады, и, отвечать своими. Гораздо проще было бы раздражаться по сто раз  в день, и по сто раз  в день забывать  об этом, ощущая его поцелуи. Да, все это было гораздо больнее, но ПРОЩЕ. Не возникало такой гнетущей тишины, не возникало вопросов, повиснувших над ними, на которые трудно найти ответ, и не было тех мучительных размышлений, когда думаешь, что делать, что сказать, а в голове просто вакуум. Ты ищешь, и не находишь ответа. Наверное, просто потому, что его нет.
- Как же все запуталось! Прошептал Деметрий, и, Хайди вынырнув из своих размышлений немного удивленно посмотрела на него. Что именно запуталось? Лично ей было предельно ясно. Надо выдержать град насмешек от ищейки, которые явно начнутся, когда он переварит услышанное, и, просто сделать вид, что ничего не было. Да. Именно так она и поступит. А скорее всего - попросит разрешения у Аро исчезнуть из замка на какой - нибудь срок, что бы привести мысли впорядок, и, вернуться с совершенно равнодушным лицом, отражающим, как ей "плевать", хотя ей до того было ой как далеко.
Она медленно, так, как вообще не свойственно вампирам подошла ко всё еще открытой двери, и, закрыла её, хотя поблизости не было никого, она это ощущала. И, даже немного жалела. Можно было бы хотя бы сделать вид, что ей кто - то резко понадобился, и, тем уйти от темы. Прислонившись спиной к закрытой двери, она тихо произнесла:
-Почему запуталось? Хотя, она понимала, что именно. Просто теперь он не будет знать, как реагировать на те, или иные её уколы. Ужасно, но, она, и только она сама были виноваты в этом. Он всё еще молчал, и, она отошла к окну, выглянув в него, словно это могло хоть как - то сейчас помочь в той ситуации,  что складывалась сейчас в комнате Хайди Вольтури. Несколько секунд молчания, и, голос Деметрия, гораздо тише, чем он говорил до этого, прошептал:
- Я ведь тоже тебя люблю. Секунда, и глаза Хайди расширились от удивления. Она ожидала от него чего угодно: насмешки, равнодушия, интереса..Но только не этих слов. Что угодно, но только не их.  Хотя..Возможно, это уникальный случай, когда вампир страдает слуховыми галлюцинациями. А то, что ей почудилось.. В этом она была уверена по одной простой причине - этого просто не могло быть. Она знала, что является одной из самых прекрасных вампирш на свете, и, знала, что многие при её желании могли бы ей признаться в любви, да и признавались, но только не он, не Деметрий Вольтури. Просто  он  с любовью к ней - было что - то из граней фантастики, не научной, и не достижимой.
Он замолчал, и, она поняла, что теперь уже надо отвечать ей. И, вот только теперь она поняла в полной мере его фразу "не стоило этого говорить". Теперь уже она сама не знала, что делать, и, как реагировать на это. С одной стороны, это могло быть шуткой, и, тогда восприми она это серьезно, оказалась бы в очень глупом свете. С другой стороны, это могло быть сказано серьезно, по-крайней мере, в её сознании  теплился огонечек этой надежды, хоть она сама и не признавала этого, и, тогда она бы окончательно перечеркнула всё, что  между ними было, если бы восприняла это как очередной прикол ищейки. Мозг лихорадочно искал ответ на вопрос: что делать? И, увы, не находил. Она судорожно вздохнула, хотя, как и любому вампиру ей это не нужно было совершенно, и, заставила себя отвернуться  от окна, и, посмотреть на ищейку. Глаза не умели лгать, даже у таких превосходных актеров, как Деметрий Вольтури. И, совершенно не типичным для неё, неуверенным и тихим голосом, Хайди спросила, просто для того, что бы убедиться окончательно:
-Ты серьезно? И, сама не знала для чего, сделала шаг в его сторону, словно это могло что - то изменить. Она была от него совсем близко. Три шага, и можно будет своей рукой провести по его лицу, но она медлила, и, не могла заставить себя сделать следующий шаг. Впервые в жизни она себя ощущала беспомощной просто по максимуму. Беспомощный вампир -  смешно, но так  и было.

+1

10

-Почему запуталось?
Деметрий не стал отвечать. Во-первых, он слишком увлечен был внутренней борьбой с самим собой. Во-вторых, а что он мог ответить?
Потому что еще с утра я был уверен, что успею сто раз тебя довести и потом уложить-таки в койку, а теперь не понимаю, какого черта тут вообще происходит?
Глупо, да еще и мало правдоподобно. И далеко не глупая Хайди сама все понимала.
А так вроде признался – и как-то легче стало. Просто внутри все приняло какой-то более-менее законченный вид. И стало наконец понятно, почему вот уже много лет Деметрия снова и снова тянуло раз за разом возвращаться к Хайди, ощущать тепло ее мраморного тела в своих руках, вкус ее губ на своих. Ищейка понял, почему каждый раз улыбался, стоило только девушке появится в поле его зрения, и что причина совсем не в том, что ему нравилось ее доводить, а в том чувстве, которое Деметрий упорно игнорировал, боясь признаться самому себе.
-Ты серьезно?
Деметрий оторвался от своих мыслей.
- А ты действительно хочешь это знать?- уже собирался ответить вопросом на вопрос ищейка, как поймал взгляд Хайди. Неуверенный, беспомощный и даже несколько напуганный взгляд. И снова отвел свои глаза, потому что в них было в точности то же самое. Так что те слова так и застряли комом в его горле, а другие на ум шли с огромным трудом.
- Я, конечно, та еще сволочь, - тихим, но довольно уверенным тоном начал ищейка, а дальше его голос, смолкнув на пару мгновений, пока  Деметрий подбирал слова, снова скатился до чуть слышного шепота. – Но даже я не стал бы…
Как фразу закончить, ищейка так и не решил. Все слова рассыпались, забивались в уголки подсознания и никак не хотели складываться во внятные фразы.
Деметрий медленно поднялся и, глядя в глаза девушки, с такой несвойственной ему нежностью проговорил единственное, на что был способен:
- Я не вру, Хайди.
Я люблю тебя. – но сказать это вслух смелости не хватило.
Сейчас Деметрий был решительно настроен выдержать взгляд неуверенных в происходящем кроваво-красных глаз, что не удавалось ему уже несколько минут. И пусть Хайди рассмеется ему в лицо и пошлет куда подальше (хотя, с каждым мгновением в это верилось все меньше и меньше), но ищейка хотя бы будет знать наверняка, как ему дальше быть. А если она этого не сделает…
Деметрий в нерешительности смотрел на Хайди. Вот она, всего в паре шагов, такая близкая и такая далекая, такая прекрасная в своей растерянности. Так хотелось протянуть руку и заслонить эту непокорную красавицу своими объятиями от всей этой непонятности, спрятать от всего мира, чтобы Хайди принадлежала только ему, Деметрию.
Рука уже потянулась, но уже через пару сантиметров дикий, сковавший тело ищейки страх, что девушка ее не примет, заставил ее вернуться в исходное положение.
Пожалуйста, поверь мне. Я не играю. Впервые я так искренен.
И снова, но уже не останавливая, Деметрий ладонью вверх протянул руку Хайди.

+1

11

И снова эта гнетущая тишина, которая давит на уши, затуманивает разум и... Конечно нельзя сказать, что сердце Хайди трепетало, оно и биться не могло уже многие сотни лет, но, приблизтельно что - то подобное она испытывала сейчас. Ну.. Что - то вроде непонятной тоски, со странной примесью счастья. Соль с перцем, и очень сладкая боль.
И, если несколько минут назад она просто не понимала, что происходит: к чему эти странные извинения, к чему этот задумчивый взгляд? То теперь, после того, что Деметрий Вольтури произнес пол минуты назад девушка и вовсе перестала понимать, что к чему. Какая любовь? Еще два часа назад они готовы сжечь были друг друга от взаимной неприязни, а сейчас вот тут.. В её комнате не могут решиться сделать первый шаг.
Впрочем.. О чем это она? Это она, она, и только она боялась сделать последние шаги, и, коснуться его прекрасной мраморной кожи, взглянуть в эту глубокий, цвета дорогого бургундского вина глаза, начать дышать, и уловить тонкий, и, пожалуй самый сладкий аромат из всех существующих на свете. Ни одни, даже самые любимые, и, самые дорогие духи её не могли сравниться с запахом королевской ищейки, Деметрия Вольтури. Тонкие ароматы лаванды, ириса, и.. Страсти. Каждый вампир наделён только своим, индивидуальным ароматом, и, аромат страсти и победы принадлежал Деметрию. Никто не мог сводить с  ума Хайди так же сильно, как он, хотя долгие, долгие десятилетия она не признавалась в этом себе, да и не видела в этом смысла. Разве было бы гораздо лучше, если бы она страдала в то время, как он позволял себе отпускать в её сторону шуточки? Порой кстати очень едкие. Или, может было бы лучше, если бы очередная его пассия причиняла её еще больше боли? Конечно нет, но, сегодня, когда все грани пройдены..
- Я, конечно, та еще сволочь, но даже я не стал бы… Тихо, с небольшим перерывом проговорил Деметрий, и, Хайди свободно вздохнула, до того даже сама не замечая, как напряженно ждала она ответа на этот уточняющий вопрос. Если бы сейчас всё, что происходило в этой комнате было простым спектаклем, рассчитаным на очередной вечер веселья, ищейка бы сейчас растянул свои губы в ухмылке, и, намеренно растягивая слова бы произнес, что всё это было не более, чем проверкой её, или что - то подобное, и, тогда, скорее всего, напряжение бы отпустило Хайди, и, она бы, как довольно - таки неплохая актриса сыграла бы искреннее понимание шутки, и, наверное, даже бы посмеялась вместе с ним, но, вряд ли ей было бы так уж весело. Наверное, сегодня был день откровений, и, то, что она говорила сегодня ищейке было правдой, от первого до последнего слова. По-крайней мере, с момента принесения им извинений. Наверное это было что - то, что задевало те тонкие, чувствующие струны, которые есть у каждого, просто, со временем у кого - то они рвутся, у кого - то уничтожаются, а у кого - то, как у Хайди просто покрываются приличной корочкой льда, но, оттаивают, когда чувствуют тепло.
Деметрий поднялся со своего кресла, глядя Хайди в глаза, в которых читал теперь то, что только ему одному теперь было ведомо. Может это была нежность, которая только маленьким росточком прорастала в её душе, может это была любовь - самое сильное слово из 6-и букв, а может это был   и страх. Не перед ним, а перед будущим. Раньше было всё известно, она хотя бы знала, чего ожидать, но теперь всё менялось просто с космической скоростью, рушились какие - то устои её собственного мировозданья, и, Хайди просто не знала, как к  этому относиться, и, как на это реагировать.
- Я не вру, Хайди. Спокойно и уверено проговорил Деметрий, и, девушка поняла, что всё, что здесь и сейчас просходит в этой комнате - не плод её больной фантазии, не сон, в который не могли впадать вампиры,  и не действие дара кого - то очень талантливого, тем более, что именно с таким преимуществом у них в замке никого не наблюдалось, и, больше всех в иллюзию вводили сама Хайди, и, конечно, малышка Джейн. Та - иллюзией боли, Хайди - внешним обликом. Если, конечно, хотела прикинуться кем - то другим, впрочем, такое бывало очень редко. Что - что, а своё личико она любила и  ценила.
Шаг, еше один, и, растерянность снова сковала тело девушки. Вот он, такой до безумия родной, и любимый Деметрий рядом. Что делать? Раньше бы у нее не возникло ответа на этот вопрос: сколько раз они оказывались в одной постели, и, всегда это было так естесственно, так..Нормально? А теперь? Теперь он стоял рядом, и она просто не могла пошевелиться, потому что всё изменилось, и, уже никогда не будет таким, как раньше. Вроде бы кажется: все должно быть намного проще - ты любишь его, он тебя, в  чём проблема? Сделай шаг к нему на встречу и обними. Но, это легко сделать в теории, а вот на практике, когда ты до конца еще не можешь поверить в то, что тот, кого ты давно любила, и, кого считала своим личным врагом - неравнодушен к тебе... Сделать это становится намного тяжелее.
Деметрий протянул ей свою руку, ладонью вверх, и, Хайди, тихо, но  глубоко вздохнув, как человек перед прыжком в ледяную воду взяла её, немного вздрогнув от прикосновения тёплой для нее плоти вампира, и, вдохнув его такой ставший за веки таким родным аромат. Что ж, это оказалось не так сложно, теперь надо было сделать шаг со мной. И, она его сделала. Навстречу к нему, такому родному, и, такому близкому. Да, она и раньше знала, что он красив даже для вампира, но, не знала, насколько он прекрасен, и, лишь теперь, с нежностью и любовью рассматривая каждую черточку лица она понимала, насколько он ей нужен, и, совсем не понимала, как она раньше была без него. Если проводить сравнение... То он с каждой секундой, все больше становился нужен ей как воздух простым смертным, то есть - без него просто нельзя, как бы ты этого не хотел.
-Прости меня.. Я тоже была дура. С легкой, немного виноватой улыбкой произнесла Хайди, глядя в его прекрасные глаза. Да.. Она еще не извинилась перед ним, а разве он один был виноват в их отношении друг к другу последние столетия? Конечно же нет, и, только сегодня она нашла правильный ответ на этот вопрос.
Руки её мягко обняли его за шею, но, она не целовала его, как бы близко друг к другу не находились их губы сейчас. Ей хотелось насладиться этим моментом сполна, хотя, она надеялась, что теперь в их с Деметрием вечности их будет много. Просто видеть его взгляд, ощущать его сладковатый аромат, стоять совсем рядом, впритык, обнимать его, и, знать, что, наверное, он сейчас чувствует тоже самое. Счастье было, и звали его Деметрий Вольтури.

+2

12

Деметрий готов был поклясться, что это был вздох облегчения, причем, хоть он и был в исполнении Хайди, ищейке тоже стало намного легче. Но он все еще ощущал каждую клеточку своего тела, напряженного до предела, пока девушка не приняла его протянутую руку. Хоть это продолжалось всего мгновение, Деметрию показалось, что за это время о смог бы прожить целую жизнь. Пустую, никчемную, никому  ненужную жизнь, в которой не было Хайди Вольтури.
-Прости меня.. Я тоже была дура.
На лице девушки появилась какая-то по-детски легкая улыбка, от которой Деметрия бросало в жар. Хотя в жар его бросало от одного только присутствия Хайди, которая была уже так близко.
- Тебе не за что извинятся… - почему-то говорить громко совсем не хотелось. Да и зачем, когда та, кому предназначалось каждое его слово, могла услышать даже тишайший шепот?
Деметрий улыбнулся, обнимая Хайди за талию и проводя тыльной стороной ладони по ее шелковой щечке. Он смотрел в ее глаза и понимал, что совсем не знает эту Хайди. Такую нежную, ласковую, милую и до щемящей боли в давно мертвом сердце любимой.
Мне придется узнавать ее заново…
Но ищейка совсем не боялся этого. Ему хотелось каждую минуту, каждую секунду своей вечности открывать в Хайди что-то новое, узнавать ее с новой и новой стороны. И каждый раз понимать, что он совсем ее не знает.
Деметрий пытался запомнить каждую черточку такого милого лица. Почему-то он еще боялся, что это мираж, сон, чья-то шутка, и что через мгновение все развеется, падет прахом, и он очнется где-то далеко отсюда. А может, и не далеко, а просто в объятиях какой-то очередной девицы, совсем ему не нужной. И он старался как можно лучше, в самых мельчайших подробностях запомнить этот момент, чтобы потом вспоминать его как самый лучший сон своей жизни.
Хотя он не спал. Об этом говорил витающий вокруг сладковатый аромат Хайди, перемешанный с ароматом ее духов. Об этом твердили ее руки, нежно обхватывающие шею Деметрия. И этому он верил куда больше, чем своей никогда не подводящей интуиции.
Ищейка медленно провел рукой по волосам Хайди, смотря ей в глаза, которые были зеркальным отражением его чувств, и понимал, что теперь именно там будет искать свое сердце.
- Я люблю тебя! – тихо шептал Деметрий, задевая своими губами губы девушки прежде, чем накрыл их нежным поцелуем. Таким же, каким целовал ее около двери, только теперь он совсем уже не прятал свои чувства. И ему хотелось говорить три этих чарующих слова как можно чаще.
- Хочу быть рядом… - Ищейка зарылся лицом в волосы Хайди, вдыхая их такой дурманящий аромат – с тобою…Вечность.
От одной только мысли, что он может разделить с кем-то целую вечность, Деметрия бросало в дрожь. Раньше, потому что он не мог представить, что придется тратить на кого-то свое драгоценное время и внимание. Сейчас же, потому что понимал, как устал от одиночества. Как понимал и то, что без Хайди он уже долго не протянет.

+1

13

Ток.. Он мягко пробегал по совершенному мраморному телу, и, причина была одна - то, что Деметрий Вольтури сейчас был рядом. Одно его присутствие сейчас вызывало у неё напряжение, но, конечно не то, какое можно испытывать, когда где - то поблизости враг, хотя, несомненно, и такое напряжение он вызывал у неё когда - то, но, сейчас это ощущение было несколько другого рода, и, было вызывано оно тем, что самый совершенный мужчина сейчас стоял  рядом, и, его прикосновения были чем - то..особенным, тем, на что невозможно не обращать внимания, тем, что так приятно  и опасно ощущать. Тело Хайди было натянуто как струна, и, все её мысли были направлены на то, что бы вести себя сейчас более - менее адекватно, особенно, если учесть, что вряд ли Деметрий был хорошего мнения о её поведении в целом. Впрочем, сейчас это всё казалось так неважно.. То, что когда - то было. Ну, было и было, важнее было то, что происходило здесь и сейчас.
- Тебе не за что извинятся… Тихо проговорил Деметрий, видимо, тоже не решаясь нарушить нечаянно сказанным громким словом ту нежную атмосферу, что сейчас создавалась возле них с Хайди. Да.. Кто бы мог подумать еще несколько  дней назад, когда от криков Хайди на ищейку жалобно звенели стекла, что через несколько дней, каждый из них будет бояться произнести что - то громко, словно боясь вернуться из той сказки, в которую они случайно попали, которая маловероятна, но, так неудержимо прекрасна.
Девушка почувствовала одну его сильную руку у себя на талии, а вторую на своей щеке, и, улыбнулась. Она не знала, и не представляла, что Деметрий Вольтури может быть таким..ласковым, чувствительным...родным? Да, несомненно, что - то подобное она сейчас и чувствовала, и, понимала, что иначе и быть не может. Ну, просто невозможно относиться к Деметрию как - то иначе. Самый любимый, самый родной - да, как бы непривычно это не было, но, именно так она просто обязана была воспринимать ищейку, потому что видела в его глазах то, что наверное читалось в её - вера в то, что эта сказка не закончится.
- Я люблю тебя! Тихо прошептал Деметрий, прежде, чем их губы снова слились в одном танце любви, только теперь это не было обычным вожделением, которое обычно охватывало их двоих, стоило им только оказаться наедине, это было чем - то качественно другим, и, если тогда основой было лишь физическое влечени, то сейчас это была любовь. Больше нежности, больше ласки, больше чувственности. Поцелуй - молчаливый способ показать, как ты любишь кого - то, и, Хайди не сомневалась, Деметрий чувствовал и знал, что она любит его. Отныне и теперь.
- Хочу быть рядом… с тобою…Вечность. Прошептал Деметрий,  зарываясь в её волосы. От нежности, которая сейчас захватывала Хайди было просто тяжело дышать, хотя, воздух ей был совсем не нужен. В отличии от него, от вампира, который был так рядом, и, казался таким далеким от того, что казался просто совершенством.
Никогда в жизни еще её так сильно не тянуло к  нему, как сегодня, когда она поняла, что всё, что она испытывает к нему, всё, о чем молчала - не только её тайна, но, теперь и их двоих. Хайди молчала, боясь нарушить эту тишину, которая теперь не была такой напрягающей, но, имела совсем другой характер - тишины любви. Впрочем, долго молчать она не могла, ведь ей столько хотелось сказать ему сегодня. Столько того, чего она не могла сказать раньше.
- Я тоже хочу быть рядом с тобой...всегда. Произнесла Хайди, нежно гладя Деметрия по голове, и, думая, как же она могла столько веков не замечать, что он, идеальный мужчина рядом? Размениваться на каких - то вампиров, мимолетные симпатии, и, не понимать, что тот, без кого трудно существовать совсем рядом, а она просто не понимает, что испытывает к нему, и, как сильно он ей нужен.
Впрочем... Мимолетная мысль закралась в голову Хайди, и, наконец, оформилась во что - то стоищее.  Собственно,  а почему не думала, что любит его? Могла бы хотя бы проанализировать собственное поведение. Резко освободившись от объятий вампира, Хайди отошла к тумбочке, и, достала  оттуда фотографию, сделаную приблизительно год назад, молодой Амелией, фотоаппаратом, оставленным кем - то из туристов. Это не было професиональным фото, обычный бытовой кадр, но, соль его была в том, что на снимке были запечатлены Деметрий и Хайди, и, как ни странно, не ругающиеся, а вместе смеющиеся над какой - то шуткой ищейки, и, судя по веселому лицу Хайди, совсем не обидной, хотя, она не сомневалась, что шутка все - таки была над ней. Так уж было у них заведено. Обычная фотография, но сколько в ней тепла и жизни..А раньше Хайди и не замечала, и. даже сама не могла обьяснить, зачем поставила в рамку,  и, спрятала вглубине своего ящичка, изредка доставая, смотря, и, снова убирая назад, что бы Деметрий ненароком не заметил, оказываясь в ее спальне.
Она снова подошла к нему, наверное, не понимающему, почему она так резко отстранилась, и, с мягкой улыбкой проговорила:
- Красивая, правда? Не думала, что когда - то покажу её тебе. Хайди правда, и не думала, что когда - то ей будет так легко показывать Деметрию неравнодушие к тому, что связано с ним. И, если раньше она знала - он будет издеваться, то теперь просто уверена была, что воспримет нормально. Теперь она в принципе была в нем уверена, три слова меняют всё.

+1

14

Тишина, висевшая в воздухе, была похожа на нежную, обволакивающую дымку, скрывая двух, неожиданно полюбивших друг друга вампиров от всего мира. Хотя почему – неожиданно? Наоборот, с самого начала отношения Деметрия и Хайди именно к этому и шли, и ищейка пару раз думал об этом. Но по его даже самым скромным прикидкам до момента их признания должно было пройти еще лет триста. А может и больше. И это выглядело бы совершено не так, как получалось сейчас.
Хотя Деметрий не жаловался. В сложившейся ситуации ему нравилось все, до самых мелочей. Но в данный момент круг его интересов ограничивался одной персоной, которую впервые в своей жизни ищейка видел несколько смущенной.
И, наверное, впервые Деметрий верил в искренность Хайди. И ему совсем не хотелось сострить в своей обыкновенной манере по поводу ее наивного взгляда, как не хотелось поскорее затащить ее в кровать… Нет, тут все же хотелось, но совсем не для того, чтобы просто получить платоническое удовольствие. А для того, чтобы в полной мере ощутить, что здесь и сейчас Хайди всецело принадлежит ему и только ему. И поэтому поцелуй, который был лучшей иллюстрацией тех трех слов, магию которых Деметрий открыл только сегодня, сводил с ума до такой степени, что ищейке действительно понадобился воздух.
- Я тоже хочу быть рядом с тобой...всегда.
Хайли нежно проводила рукой по волосам ищейки, а он вдыхал ее такой знакомый аромат, мечтая лишь о том, чтобы эта нежданно приобретенная сказка никогда не заканчивалась.
Поэтому в первые полмгновения, когда его объятия опустели, ищейка даже не мог понять, что произошло. А когда понял, им завладел страх. Животный страх, что сейчас все рухнет, все то счастье, которое окружало вампира всего минуту назад. Наверное, если бы Деметрий был человеком, его бы начало трясти. Но так ему оставалось только стеклянным взглядом следить за действиями девушки.
Ищейке казалось, что за то время, пока Хайди шла к тумбочке, прошло не меньше получаса, хотя на самом деле меньше минуты. Нервы Деметрия, которыми сейчас так умело манипулировал страх, были натянуты до предела. Вампир уже перебрал в голове сотни вариантов дальнейшего поворота сюжета, один не лучше другого.
А Хайди просто достала фотографию и подошла к нему.
Нет, Деметрий категорически ничего не понимал. Смотрел на фотографию, и не понимал. Он никогда не хранил фото, потому что его вампирская память и так позволяла ему запомнить все, что нужно и насколько нужно. А смотреть на себя со стороны Деметрий не любил. Но эта карточка его как-то из колеи выбивала.
- Красивая, правда? Не думала, что когда - то покажу её тебе.
- Правда. Никогда бы не подумал, что у тебя вообще есть что-то подобное.
Готовый к худшему мозг выкидывал сотни вариаций того, зачем Хайди показывала фотографию, и не меньше вариантов того, что за этим последует.
- Давно она у тебя?
Просто для того, чтобы отделаться от назойливых мыслей. Глупо было предположить, что Хайди получила снимок накануне. Но куда глупее был сам факт того, что он у нее вообще был. И если бы Деметрий не видел бы его своими глазами, он ни за что в сей факт не поверил бы.
- Зачем ты ее хранишь? – Деметрий привлек к себе девушку и теперь, обнимая ее за талию, тихо шептал ей в ушко. – Только не говори, что меня живого тебе не хватало.
Попытка вернуться в свое привычное состояние провалилась с оглушительным треском. Близость Хайди, ее взгляд без обыденных искорок язвительности пробирали ищейку до глубины души, заставляя забыть о всяких попытках отшучиваться и снова быть таким необычайно ласковым.
Деметрий нежно поцеловал девушку в щеку.
Ну и что, что необычно. Зато это все ему дико нравилось.

+1

15

Хайди с нежностью смотрела на фотографию, на которой не было чего - то сверх неординарного, обычное фото двоих, но, как много оно значило для неё. Хотя бы потому, что на нем был тот, кого она так давно любила своим мертвым сердцем, пусть и многие века сама себе не признавалась в этом, предпочитая воспринимать все эмоции, которые испытывала лишь ярким отражением уязвленного самолюбия, которое Деметрий задевал с завидной постоянностью, иногда - просто проявлениями собственнического инстинкта, а  чаще всего - просто действием того, что ей нечем заняться, и, потому мозг усиленно сам придумывал ей какие - то эмоции, что бы не было так скучно. Оказалось, что ей просто казалось, и, единственное слово, которым можно было охарактеризовать то, что она чувствовала к Деметрию, было слово из шести букв - ЛЮБОВЬ. Нет, конечно, к этому светлому чувству примешивалось и что - то другое, например ревность, но всё это как - то меркло перед тем, как сильно она сейчас чувствовала в своей душе что - то нереально светлое, яркое, нежное. Наверное так бывает всегда, когда что - то очень долго скрываешь в себе, а потом, в один прекрасный миг это "что - то" вырывается на свободу, и, от этого уже никуда не деться, и, ты не можешь сопротивляться сам себе. Вот и Хайди не могла. Ей хотелось дать понять, почувствовать Деметрию, что теперь она не может без него, и, теперь он, и никто другой - смысл её вечности, которого у неё не было, пока в её жизни не появился он, ищейка королевского клана, Деметрий Вольтури.
- Правда. Никогда бы не подумал, что у тебя вообще есть что-то подобное. Как показалось Хайди задумчиво проговорил Деметрий. Она улыбнулась, но не стала отвечать. Зато она не думала, что когда - нибудь покажет ему эту фотографию, вроде бы такую обычную вещь, но, между тем такую сокровенную часть её души.
Несколько секунд молчания, и, Деметрий продолжил:
- Давно она у тебя? Говорить сейчас Хайди хотелось меньше всего, она просто наслаждалась этим моментом, но, тем не менее утвердительно кивнула. Конечно, по вампирским меркам год - совсем не много, но, тем не менее, если взять то время, что Хайди и Деметрий знали о взаимных чувствах друг  к другу - это была просто вечность.
- Зачем ты ее хранишь? Проговорил вампир, привлекая к себе Хайди. Она  улыбнулась еще нежнее, со всей лаской, что только была в ней, почувствовав его сильные руки на своей талии.
Только не говори, что меня живого тебе не хватало. Проговорил Деметрий, и, Хайди улыбнулась. Это был отблеск того вампира, что она знала столько веков, но, далеко не такой, каким она привыкла видеть его. Не такой язвительный, не такой жесткий, не такой циничный, наоборот, родной, милый. Хайди хотела ответить ему, но не успела, почувствовав невероятный по своей нежности поцелуй, и, ощутив его сильное, мускулистое тело совсем рядом, прижимаясь к нему, обвивая его шею своими руками. Когда поцелуй закончился, она посмотрела ему в глаза и улыбнулась.
-Поверь мне, мне тебя было даже излишне много. Она тихо рассмеялась, вспоминая все свои психозы по поводу вампира, и, вспоминая, как искренне считала, что ненавидит его. Как это всё было глупо...  -Но знаешь, я очень рада, что ты просто не давал  мне прохода. Хайди усмехнулась, и, её губы опустились на шею ищейки, оставляя там ласковые, и, нежные поцелуи. Руки девушки тем временем были под его рубашкой, и, гладили просто совершенное тело. Никогда она еще не хотела быть с ним такой нежной, никогда еще не хотела показывать ему столько своих чувств. Да... Это безусловно была она, любовь.

+1

16

Деметрий медленно возвращался в свое исходное состояние. Хотя нет, так уже сказать нельзя. Теперь у него было другое «исходное состояние» - как минимум влюбленное. Но кто сказал, что от этого у него нахальства поубавится?
-Поверь мне, мне тебя было даже излишне много.
Хайди тихо рассмеялась, а Дем наоборот, состроил самое серьезное выражение лица, на которое только был способен.
- Меня никогда не бывает много! Меня всегда в самый раз. И даже чуть-чуть не хватает! – философски заключил он, улыбаясь уголком губ.
-Но знаешь, я очень рада, что ты просто не давал  мне прохода.
Деметрий самодовольно усмехнулся.
- Попробовала бы ты сказать что-то другое! – в тон ответил ищейка, ощущая руки Хайди под своей рубашкой, а ее губы на своей шее. – Только, я надеюсь, ты не думаешь, что с этого момента я буду давать тебе больше прохода? М?
Что-то сумасшедшее творилось с Деметрием. Про то, что он себя мало узнавал, и говорить не стоило. А тут еще контролировать себя становилось все сложнее и сложнее. И причина тому были жутко банальная – близость любимой девушки.
Деметрием овладевало такое сильное чувство собственника, что он даже сопротивляться не мог. Жгучее желание отправить весь мир в ссылку на другие планеты было настолько ярким, что, казалось, ищейка действительно может это сделать. Просто взять, посадить человечество в коробку и отправить бороздить космос. А самому остаться тут. Вместе с Хайди. Навсегда.
- Будешь продолжать в том же духе, я перестану себя контролировать! – тихо шептал ищейка, целуя Хайди  в висок, а затем медленно оставляя след от поцелуев на щеке и шее.
Из крайности в крайность. Одно светлое чувство, которое совсем недавно обнаружилось, увеличивалось внутри в геометрической прогрессии. И, видимо, собственничество было лишь первой стадией. Теперь же хотелось кричать всем и каждому, что ищейка влюбился. Причем не в кого-нибудь, а в Хайди Вольтури. Хотелось каждую секунду делать что-то приятное, милое для Хайди, чтобы снова и снова видеть ее улыбку, видеть ее веселый взгляд, слышать ее смех. Радовать ее пустяками и не на секунду не отпускать ее руку.
- Кажется, я действительно схожу с ума…- Деметрий взял лицо Хайди в руки и подарил горячий, страстный и долгий поцелуй.
- И в этом, между прочим, ты виновата!
Деметрий улыбался. Сей факт его совсем не удручал, и даже наоборот, радовал. Очень радовал. Дем никогда не чувствовал себя таким счастливым. Он понимал, что теперь принадлежит этой наглой особе, что держит в своих объятиях, но если раньше одна мысль о том, что он, Деметрий, может от кого-то зависеть, вызывала у него бурную реакцию отторжения, то сейчас… Он чувствовал себя свободным. От самого себя, от своего эгоизма, нахальства и ехидства. От всех своих беспорядочных связей и мимолетных спутниц.
Каким же надо было быть слепцом, чтобы не видеть все это время рядом с собой такое сокровище?
Никаким. Надо было просто быть Деметрием Вольтури.

+1

17

Хайди и не собиралась сейчас прекращать целовать Деметрия, и, гладить его просто совершенное, прекрасное мраморное тело, но, кажется ищейка не собирался так легко сдаваться ей в плен,  и так легко отпускать от себя все свои самые любимые качества, такие, как наглость и непременное желание оставить последнее слово за собой.
- Попробовала бы ты сказать что-то другое!  Самодовольно заключил он, чем вызывал легкую, далеко не злую ухмылку Хайди. Да.. В  этом был весь Деметрий Вольтури. Даже в те моменты, когда он чувствовал тоже самое, что и Хай, по-крайней мере, если верить его словам, ему просто необходимо было сказать что - нибудь, что бы выставить себя самым наглым существом в Вольтерре. За то его Хайди и любила. Они не были похожи, и, еще недавно в нем было столько ужасных свойств, которые раздражали её просто до невозможности, но, как ни странно, все они сейчас превращались во что - то светлое, симпатичное, что - то особенное, и, до безумия нравящееся. Как меняет все дело любовь. Еще недавно, не признавшись самой себе в этом чувстве Хайди просто убивала самоуверенность Деметрия, теперь же ей это казалось чем - то нереально милым. И, если раньше любое его прикосновение вызывало в ней нервную дрожь,ну...до определенного момента, пока разум не посылался куда подальше, и все в свои руки не брало желание тела, то теперь..это была та же нервная дрожь, но основывалась она теперь на огромной нежности, которую трудно было как - то описать, её надо было чувствовать.
– Только, я надеюсь, ты не думаешь, что с этого момента я буду давать тебе больше прохода? М? Осведомился он, когда Хайди оставила на его шее новый, горячий поцелуй. Наконец, она оторвалась от него, и, посмотрела ему в глаза с лукавой улыбкой, означающей только одно:она приняла его правила игры, и, они оба будут стараться вести себя как раньше, что бы не особо сильно задевать своё эго, но, теперь в их отношения вмешивалось то, что там было раньше, но очень скрытым, таким, что заметить этого практически не представлялось возможным - любовь. А вместе с ней, наверное, в качестве бонуса другие чувства - нежность, страсть, ревность, но не такая, как раньше, означающая нечто вроде "фрр..он мне вообще не нужен, но раздражает сам факт, что сейчас с ним кто - то другая, а это значит, что нас он ставит на один уровень, а я лучше", а совершенно другая, означающая только то, что кто - то определенный нужен тебе, и очень сильно, а главное, ты готов кричать о своей любви всем миру, не скрываясь и не прячась, потому что у тебя есть кто - то, кто является для тебя просто центром миросозданья, кем - то главным, а именно этим "кем - то" и был для Хайди Деметрий.
-Я на это даже не надеюсь. Хмыкнула Хайди, отлично понимая, что Деметрий отлично уловит в её словах то, что было нужно, а именно то, что сейчас в словах девушки даже близко не звучало той язвительности, которая висела над их взаимоотношениями многие десятки лет, и, уже стала нормой, но так легко отошла на задний план, когда открылись новые обстоятельства в виде любви.
- Будешь продолжать в том же духе, я перестану себя контролировать! Проговорил Деметрий, целуя Хайди в висок, после чего, оставил еще несколько горячих поцелуев на её щечке и шее. Конечно, можно было бы сказать, что это просто отлично, потому что, кажется, девушка сама его уже практически потеряла, осознавая всю действительность сквозь пелену страсти, но остатки разума не дали ей ничего сказать, и, она лишь глубоко вздохнула, стараясь сохранить в себе остатки хоть какого - нибудь контроля над собой.
- Кажется, я действительно схожу с ума… Проговорил вампир, беря лицо Хайди  в свои руки, и, начиная целовать её, всего лишь спустя секунду после того, как она утонула в его глазах, снова взглянув в них.
Хайди и не собиралась сейчас прекращать целовать Деметрия, и, гладить его просто совершенное, прекрасное мраморное тело, но, кажется ищейка не собирался так легко сдаваться ей в плен,  и так легко отпускать от себя все свои самые любимые качества, такие, как наглость и непременное желание оставить последнее слово за собой.
[u]- Попробовала бы ты сказать что-то другое!
  Самодовольно заключил он, чем вызывал легкую, далеко не злую ухмылку Хайди. Да.. В  этом был весь Деметрий Вольтури. Даже в те моменты, когда он чувствовал тоже самое, что и Хай, по-крайней мере, если верить его словам, ему просто необходимо было сказать что - нибудь, что бы выставить себя самым наглым существом в Вольтерре. За то его Хайди и любила. Они не были похожи, и, еще недавно в нем было столько ужасных свойств, которые раздражали её просто до невозможности, но, как ни странно, все они сейчас превращались во что - то светлое, симпатичное, что - то особенное, и, до безумия нравящееся. Как меняет все дело любовь. Еще недавно, не признавшись самой себе в этом чувстве Хайди просто убивала самоуверенность Деметрия, теперь же ей это казалось чем - то нереально милым. И, если раньше любое его прикосновение вызывало в ней нервную дрожь,ну...до определенного момента, пока разум не посылался куда подальше, и все в свои руки не брало желание тела, то теперь..это была та же нервная дрожь, но основывалась она теперь на огромной нежности, которую трудно было как - то описать, её надо было чувствовать.
– Только, я надеюсь, ты не думаешь, что с этого момента я буду давать тебе больше прохода? М? Осведомился он, когда Хайди оставила на его шее новый, горячий поцелуй. Наконец, она оторвалась от него, и, посмотрела ему в глаза с лукавой улыбкой, означающей только одно:она приняла его правила игры, и, они оба будут стараться вести себя как раньше, что бы не особо сильно задевать своё эго, но, теперь в их отношения вмешивалось то, что там было раньше, но очень скрытым, таким, что заметить этого практически не представлялось возможным - любовь. А вместе с ней, наверное, в качестве бонуса другие чувства - нежность, страсть, ревность, но не такая, как раньше, означающая нечто вроде "фрр..он мне вообще не нужен, но раздражает сам факт, что сейчас с ним кто - то другая, а это значит, что нас он ставит на один уровень, а я лучше", а совершенно другая, означающая только то, что кто - то определенный нужен тебе, и очень сильно, а главное, ты готов кричать о своей любви всем миру, не скрываясь и не прячась, потому что у тебя есть кто - то, кто является для тебя просто центром миросозданья, кем - то главным, а именно этим "кем - то" и был для Хайди Деметрий.
-Я на это даже не надеюсь. Хмыкнула Хайди, отлично понимая, что Деметрий отлично уловит в её словах то, что было нужно, а именно то, что сейчас в словах девушки даже близко не звучало той язвительности, которая висела над их взаимоотношениями многие десятки лет, и, уже стала нормой, но так легко отошла на задний план, когда открылись новые обстоятельства в виде любви.
- Будешь продолжать в том же духе, я перестану себя контролировать! Проговорил Деметрий, целуя Хайди в висок, после чего, оставил еще несколько горячих поцелуев на её щечке и шее. Конечно, можно было бы сказать, что это просто отлично, потому что, кажется, девушка сама его уже практически потеряла, осознавая всю действительность сквозь пелену страсти, но остатки разума не дали ей ничего сказать, и, она лишь глубоко вздохнула, стараясь сохранить в себе остатки хоть какого - нибудь контроля над собой.
- Кажется, я действительно схожу с ума… И в этом, между прочим, ты виновата! Проговорил вампир, беря лицо Хайди  в свои руки, и, начиная целовать её, всего лишь спустя секунду после того, как она утонула в его глазах, снова взглянув в них. Cлова вампира вызывали у неё улыбку, по - крайней мере, осознанием того факта, насколько всё было просто. Да, да, именно так, о чем она и поспешила сообщить Деметрию.
- Слушай.. Я столько веков безуспешно пыталась сделать это, а оказалось всё гораздо проще, чем было? Надо было просто признаться тебе в любви, и ты тут же не в себе? Хайди тихо рассмеялась, снова приближая своё лицо к Деметрию максимально близко, что бы снова поцеловать его, но тут же отстранилась, словно задумавшись о чём - то.
- Деметрий... А еще ни о чём не хочешь рассказать мне? Ну, мало ли есть еще какие секреты управления тобой. Она наивно улыбнулась, впрочем, вполне понимая, что вряд ли есть такие методы, которые смогли бы укротить королевскую ищейку, Деметрия Вольтури.  Слишком уж он был своенравен и горд, за то его Хайди  и любила.

+1

18

Итак, стадия номер три. Как ее обозвать, Деметрий не придумал, но то, что она была намного сильнее двух предыдущих, это однозначно. Одного глубокого вздоха Хайди хватило, чтобы ищейке окончательно снесло башню. Он не мог больше противостоять сам себе, и где-то внутри огромной волной поднималась острая, жизненно необходимая потребность постоянного прикосновения к девушке. Деметрию жгуче хотелось заключить Хайди в свои объятия и не позволять ей двигаться дальше, чем позволяло кольцо рук ищейки.
Где-то внутри хихикнуло сознание, а гордость яростно покрутила пальцем у виска. Всю свою жизнь после смерти Деметрий придерживался правила никогда ни к кому и ни к чему не привязываться, во-первых, чтобы не стать зависимым (понятно, что от наркотика под названием "Хайди" ищейка стал зависимым очень и очень давно. Так что это было чем-то вроде исключения), и во-вторых, чтобы легче было потом отпустить, не раня самого себя.
И вот тут уже начинались проблемы, потому что сама мысль о том, чтобы отпустить Хайди хоть на шаг, вызывала жгучую злость. Вся тьма внутри Деметрия начинала бесноваться, буквально раздирать изнутри, заставляя сильнее сжимать объятия.
Дем понимал, что все его внутреннее чувства отражаются в его глазах, и не очень-то хотел, чтобы девушка в его объятиях видела даже отголоски его безосновательной злости, вызванной в первую очередь страхом потери.
- Слушай.. Я столько веков безуспешно пыталась сделать это, а оказалось всё гораздо проще, чем было? Надо было просто признаться тебе в любви, и ты тут же не в себе?
Деметрий хищно улыбнулся, наслаждаясь тихим смехом Хайди и таким маленьким, почти отсутствующим расстоянием между ними, подбирая слова для очередного язвительно-милого ответа, как девушка отстранилась, вызывая противоречивые чувства: разочарование, от того, что не было очередного поцелуя, от которых Дем был зависим, и сильного недовольства, даже ярости, от слишком большого расстояния между ними.
Нет, Деметрий точно становился паранойиком, если считал расстояние в десять сантиметров огромным. И какая-то вменяемая часть разума ищейки это понимала. Наверное, именно она и заставила проглотить уже готовое сорваться с губ недовольное рычание.
- Деметрий... А еще ни о чём не хочешь рассказать мне? Ну, мало ли есть еще какие секреты управления тобой.
Деметрий сощурился, и уже в следующую секунду прижимал Хайди спиной к закрытой двери комнаты, навесая сверху.
- Думаю, тебе и этого будет вполне достаточно. Не хватало еще, чтобы ты мной управляла! - с легкой ухмылкой говорил Деметрий на ушко девушке, прекрасно понимая, что уж управлять-то им Хайди может одним своим словом. Или даже вздохом. И более того, не осознано Дем этого хотел. В разумных пределах, конечно - влюбленность еще не настолько прожгла его самолюбие, чтобы становится послушной собачкой в руках даже самой красивой из Вольтури.
Хотя перспектива-то заманчивая, зависящая от того, что именно будет в руках Хайди...
Деметрий взмахнул головой, отгоняя лишающие хоть какого-то контроля мысли, снова погружаясь в омут глаз Хайди.
- С тебя вполне хватит того, что в твоем присутствии я и так с трудом могу себя контролировать!
Ищейка приблизил свое лицо, чуть задевая своими губами губы девушки, с трудом сдерживаясь, чтобы не поцеловать. В конце концов даже такая маленькая месть за не подаренный минутой ранее поцелуй была очень сладка для самолюбия этого Вольтури.

+2

19

Хайди молча, с легкой насмешкой в глазах наблюдала за Деметрием, в кольце рук которого сейчас находилась. Нет, теперь, в новом свете их взаимоотношений у неё больше не возникало тех желаний, что постоянно преследовали её раньше - задеть его сильнее, съязвить как можно более филигранно, и, насмешка эта сейчас скорее относилась к ней самой, чем к ищейке. Что всегда ценила? Свободу? Независимость? Чем руководствовалась? Плевать на всех? Даааа..И куда интересно делись все эти принципы, когда невозможно было сопротивляться ни практически стальным обьятиям, ни горячим поцелуям, с помощью которых Хайди и Деметрий открывали какие  - то новые грани, и, прежде всего в самих себе. Мог ли самодовольный и наглый ищейка когда - нибудь подумать, что будет прижимать Хайди к себе, и, клясться ей в люби? Конечно, точного ответа на этот вопрос девушка не знала, в конце концов, её даром было далеко не чтение мыслей, но почему - то, настолько, насколько она успела изучить его за века, ей казалось, что такой версии в голове у него просто не возникало. Взять её саму. Продемонстрировать Деметрию свой сентиментализм в виде фотографии, на которой запечатлены они оба? О, если бы вампиры спали, то Хайди это не приснилось бы и в страшном сне.
Как иногда странно, причудливо судьба совершает свои перевороты. Что больше всего на свете ненавидела Хайди? - Когда трогали её вещи. Кого больше всех ненавидела Хайди? - Деметрия Вольтури. И вот, он портит её любимое платье, и, как - то совсем быстро и легко стираются любые грани между ними, все становится так просто.. Хотя нет, скорее наоборот. Несмотря на состояние эйфории и ощущения счастья, которое наконец - то постучалось в дверь комнаты, кажется, всё стало только сложнее.         Настроение Хайди могло меняться быстрее, чем цвет хамелеона в момент опасности. Вот и сейчас. От безграничного счастья до грустной раздраженности не более нескольких секунд, которые для бессмертных как очень большой отрывок времени, так и всего ничего. Внезапно, в хорошенькую голову Хайди змеем заползла мысль о том, что же будет дальше, и, не очередная ли это прекрасно скроенная актерская игра Деметрия, которая раз за разом становилась все искуснее и изощреннее. Ты себя накручиваешь, расслабься. Мысленно обратилась к себе девушка, но, мысли уже потекли в одном, определенном направлении, словно заставляя её трезветь от счастья, задевшего самые тонкие струны души, связанные исключительно с Деметрием. А если это лишь желание снова оказаться с ней в одной постели, и, лишь игра с пониманием того, что после номера с платьем ему к ней лучше не приближаться? Столько всего, хотя многие вампирши в замке мечтают оказаться в постели ищейки?
Секунда, и Деметрий прижимает Хайди к двери, нависая над ней.
- Думаю, тебе и этого будет вполне достаточно. Не хватало еще, чтобы ты мной управляла! Проговорил Деметрий ей на ушко, почти заставляя разум снова отправиться куда - то в отпуск, и, заставить Хайди обвить его шею руками, а потом целовать, но, как обычно бывает, что - то плохое задерживается в нашей голове намного дольше, чем что - то хорошее. Хотя нет, не так. Скорее, разъедает мысли намного сильнее, чем нечто нелохое. Хайди могла бы воспринять его фразу как иронию, на которой и было основано любое их общение, но теперь эти слова воспринимались исключительно как  то, что он   и не собирался давать ей над собой ни капли власти, всё по прежнему.
- С тебя вполне хватит того, что в твоем присутствии я и так с трудом могу себя контролировать! Проговорил Деметрий, наклоняясь к Хайди, и, касаясь её губ своими. Так соблазнительно,  маняще, сопротвляться почти невозможно.. Она не лгала по поводу того, что  чувствует, и, ощущать теперь его такую опасную близость было как минимум тяжело, как максимум - практически невозможно. Хотелось сейчас сбежать куда - нибудь, и, отдышаться, хотя воздух в легких был совсем не нужен, просто дыхание сбивалось от переплетения нежности, грусти и страсти, что сейчас опутывали её мертвое сердце.
Он не лжет, это по глазам видно. Хайди обняла его за шею, и, начала целовать с той нежностью, на которую только вообще была способна. Ни с кем, и никогда она не была такой нежной, как в эту минуту с Деметрием Вольтури. Да и не любила так никого, и никогда. Он прекрасный актер. Еще одна секунда разницы между этой мыслью и тем, что Хайди мягко оттстранила от себя Деметрия, оторвавшись от его губ. Обойдя его, пока он думал над тем, что же заставило её прерваться, она подошла к окну, и, уставилась куда - то вдаль, словно там сейчас действительно было что - то важное для неё. Нет, все самое важное сейчас было за спиной, с алыми глазами и наглым, хотя может и растерянным в данный момент взглядом. Смотреть сейчас на выражение его глаз Хайди не хотела. Вернее, хотела, но не могла себя пересилить. Какое - то совершенно странное чувство. Ощущение того, что она поступила правильно от разума, и, невероятное чувство стыда от того, что оттолкнула его - от сердца.
- Слушай, а что будет дальше? Вопрос кажется простой,  вот только ответ на него мог быть невероятно сложным. А правда, что может быть дальше? Быть обычной парой, коих в замке достаточно? Хайди знала, что такое ограничение свободы она вынесет, насчет Деметрия - сомневалась, по-крайней мере в том, что он откажется от всех своих подружек уверенности не было, а быть одной из десятка, и видеть насмешливые взгляды девиц, которые перебывали в его постели, она не собиралась. Был другой вариант - разойтись, не видеть друг друга пару недель, и, при следующей встрече как ни в чем не бывало поздороваться, вот только вряд ли бы это всё вышло настолько идеально, как в мыслях, и, вряд ли через две недели Хайди было бы так уж плевать на Деметрия, по-крайней мере сейчас к этому не было ровным счетом никаких предпосылок. К тому же, сегодня они перешли ту эмоциональную грань, после которой отношения уже никогда не будут такими, как до нее. Слишком открылись друг другу, слишком много продемонстрировали друг другу того,  что  в душе. Вернуться в прошлые взаимоотношения? Вряд ли. Язвить - да. Заниматься сексом - да. Соревноваться в остроумии - да, но идеально такими же отношения уже не станут никогда. Скорее всего, если не решить сегодня ничего, этот вечер так  и повиснет между ними чем - то недосказанным, заставляя чувствовать себя если и неплохо, то с ощущением "что - то не то".
Взяв себя в руки, Хайди повернулась к Деметрию лицом, которому постаралась придать максимум спокойно-равнодушного выражения, хотя сделать это было непросто. Гораздо больше хотелось чего - то другого, например убежать, или уткнуться Деметрию в грудь, но, она хотя сама себя  и не позиционировала никогда как самую умную представительницу клана, тем не менее, даже она понимала - лучше для начала всё узнать, и лишь потом давать всплеск эмоциям, и, желательно не при Деметрии, если она не ошибалась, и, все его поведение было очередной актерской игрой. Пока же на лице заинтересованное, но, максимально спокойное выражение лица. Тяжело сдерживаться, если одновременно тебя приследуют совершенно различные, и, даже можно сказать противоположные желания: быть  нему как можно ближе, и, тем не менее быть отсюда как можно дальше. Любила ли Хайди Деметрия? Да. Хотела бы больше никогда не видеть его? В данный момент - ответ тот же. Одна мысль о том, что всё это было лишь прелюдией к его очередному развлечению делала больно, но, тем не менее, при одном взгляде на него в груди все теплело. Нет, она вовсе сейчас не злилась на него. Ей просто хотелось понять: что теперь будет дальше?

+2

20

Деметрия не могла не радовать реакция Хайди на его действия. В конце концов, ее поцелуи всегда для ищейки были самыми лучшими - уж в чем, а в этом Дем разбирался прекрасно. Но после неожиданного для обоих признания все поцелуи приобрели какой-то новый оттенок...мягкости, что ли?
Неважно чего. - решил для себя вампир, позволяя себе полностью отключится от всего и только наслаждаться.
Следующий поцелуй Деметрий тут же отправил в разряд "лучший в жизни", потому как его никто и никогда еще не целовал с таким чувством, с такой нежностью, с такой страстью. И Дем полностью отдался наслаждению, не думая ни о чем, кроме губ Хайди и ощущения ее тела в своих руках.
Поэтому он и не воспрепятствовал, когда девушка мягко отстранилась, и позволил ей выскользнуть из кольца его рук, хоть это было и ох как тяжело. Дем не понимал, что заставило Хайди так поступить - еще минуту назад она также, как и он, просто наслаждалась моментом. А сейчас...
Что-то в глазах девушки заставило вампира остаться на месте и молча смотреть, как Хайди останавливается у окна. Деметрию очень хотелось пойти следом, обнять ту, которая всецело теперь властвовала в его сердце, уткнуться носом ей в плечо и просто наслаждаться отпущенной им вечностью, одной на двоих. Но ищейка не был слепцом или глупцом. Он понимал, что без веской причины Хайди не поступила бы так. И вампир давал ей время. Наступив на горло своему эгоизму он давал девушке время осмыслить все.
Да и самому Деметрию не мешало бы подумать. Понять каждое действие, свое и Хайди, разобраться с самим собой. Но ему совсем не хотелось этого делать. Пока он знал, что любовь и Хайди всегда для него понятия объединенные, для ищейки все просто. А начни он копаться в себе - все может слишком усложниться. И для него, и для нее. И сейчас Деметрию меньше всего хотелось все усложнять, он старался жить только этим моментом. Но, видимо, Хайди была другого мнения.
- Слушай, а что будет дальше?
Один из тех вопросов, на которые Дем не хотел отвечать. Даже думать о котором не хотел. Но, раз уж он прозвучал вслух, пришлось перебороть себя.
Хотя, что ответить, Деметрий не знал. Он мог предложить сотни вариантов, но вот только теперь он не знал, подойдут ли его варианты Хайди. Черт, да ищейка вообще впервые задумывался о чьем-то еще мнении, кроме своего собственного! Но сейчас Деметрий понимал, что без решения Хайди, без их общего решения, все остальные варианты обречены на провал. И ищейка готов был идти на компромиссы.
- А чего хочешь ты?
Деметрий смотрел на обернувшуюся Хайди, и готов был поклясться, что ее лицо было отражением его лица - наигранное спокойствие, а в глазах целая буря чувств.
- Хочешь - могу уйти. - Деметрий сделал шаг вперед. - Но это не значит что я уйду навсегда. Захочешь - сделаю именно это.  - еще шаг. - Попрошусь у Аро следить за каким-нибудь кланом на краю земли.
Еще пара шагов, и Деметрий остановился перед Хайди, ловя неуверенность и растерянность в ее глазах. От этого взгляда у ищейки внутри все разрывалось - хотелось немедленно прижать девушку к себе, забирая все ее переживания и принося удовлетворение и спокойствие.
Но даже простого прикосновения Дем сейчас не позволял себе, огромным усилием воли сдерживаясь. Он боялся одним своим лишним движением заставить Хайди принять то решение, которое она сама не посчитает нужным. А сейчас именно ее личное, не предвзятое мнение было очень важно для вампира.
- Честно, выбирай, что хочешь. Я со всем соглашусь. - где-то в глубине души (или что там у вампиров?) громко выругалась гордость, но Деметрию и на нее было плевать. Если за прошедшие несколько минут он уже миллион раз успел предать собственные жизненные принципы, стоит ли теперь обращать на них внимание по мелочам? - Но ни что в любом случае не изменит того, что я к тебе испытываю.

+2

21

Иногда бывает так, что один не осторожный вопрос может сделать так больно, как не сделали бы ни одни оскорбления в мире, но, между тем, задать его просто необходимо. Вот и сейчас. Желала бы сама Хайди спрашивать его, что будет дальше? Конечно нет, потому что знала,как непросто будет ответить на этот вопрос, тем не менее, он возник в её голове, и, кажется не собирался исчезать. Впрочем.. правильно. Можно конечно не думать о том, что будет потом, и просто сейчас наслаждаться нежностью и обьятиями друг друга, но, невозможно не думать об этом вообще. Ну, сутки они проведут вместе, как и в старые, добрые времена, но потом.. Потом все равно надо будет решить: будут они вместе, или сделать вид, что ничего не было? Конечно, с последним выйдут затруднения, после того как все последние рамки были разорваны, невозможно быть друг для друга кем - то чужим, хотя, создавалось впечатление, что они и не были. Нет, конечно, всю внешнюю оболочку в виде взаимных подколов и откровенной неприязни они соблюдали, и, даже более того, Хайди все эти негативные эмоции точно чувствовала по отношению к Деметрию, но, с другой стороны, разве будем мы тратить столько времени и эмоций на человека, который совершенно не цепляет нас духовно? Конечно же нет, и, можно сколько угодно, вопить о том, что не желаешь видеть кого - то рядом, но, стоит ему исчезнуть, как ты начнешь по нему тосковать, это точно. Так было и с Хайди, когда Деметрий отправлялся на очередное задание Аро, но, конечно же, ему она в этом бы не призналась даже под страхом смерти.
- А чего хочешь ты? Он повернулся, и, Хайди увидела на его лице ту же маску, что была сейчас одета и на ней самой: холод, равнодушие и просто интерес к тому, что же дальше. Хотя, возможно конечно, что это была и не маска, а его настоящее выражение лица, но, вот глаза, кажется, говорили совсем иное. В них Хайди видела словно то, что чувствовала сама: клубок из страсти, нежности, и нежелания заканчивать этот миг, и этот вечер.
- Хочешь - могу уйти. Но это не значит что я уйду навсегда. Захочешь - сделаю именно это.  Попрошусь у Аро следить за каким-нибудь кланом на краю земли. Слова Деметрия словно хлыстом ударяли по сердцу Хайди, она и предположить не могла, что он добровольно захочет уехать куда - нибудь далеко отсюда. Нет, конечно, вопрос, который она задала предполагал много вариаций ответа, но, именно эти были такими..больными. Сейчас Хайди было трудно представить, что его просто не будет рядом очень долгое время, причем из - за одного же её слова. То, что Деметрий всегда крутился где - то поблизости было таким естественным, что казалось, что иначе просто и быть не может. Конечно может, и уехать он может, вот только девушка не представляла, как будет себя при этом будет чувствовать. То, что он был рядом, было таким же естественным, как дышать для людей, и, что бы этого не было? Вряд ли такое вообще могло быть. Замок Вольтури был бы не замком Вольтури, если бы по его коридорам не шлялся Деметрий, и не подмигивал всем свободным, симпатичным вампиршам, и, не заглядывал к Хайди, что бы позлить её очередной раз.
- Честно, выбирай, что хочешь. Я со всем соглашусь. Можно было бы подумать, что сейчас он очень хоршо играет, хотя бы потому, что в то, что он может поступить так, как ему скажут, а не так, как хочет он, верилось с огромным трудом, а точнее - вообще практически не верилось, и слышать от него такое..
- Но ни что в любом случае не изменит того, что я к тебе испытываю. Договорил он,и, Хайди вздрогнула от его слов, и от того, что теперь ей самой теперь предстояло принять решение. Что ж, варианты по тому, как им не быть вместе, он предложил. А что, если ему сейчас было представлять, как он  с ней расстается так же тяжело, как и ей? Мозг настойчиво говорил,  что верить в это слишком наивно, но сердце жаждало именно этого, и, Хайди уже не знала, кого слушать. Впрочем, всю жизнь она думала  только о своей выгоде, и, жила только для себя. Может, сейчас был именно тот случай, когда надо послушать сердце? Да, оно не бьется, но ведь все еще существует, и, оно когда - то билось в груди.
Неловко улыбнувшись, Хайди сделала ещё шаг назад, и, спиной уперлась в подоконник. Можно было конечно отойти еще дальше, но, уже было некуда, хотя великолепный аромат Деметрия, она конечно же прекрасно чувствоала и в нескольких шагах от него. Именно этот аромат и мешал ей сейчас сказать что - то здравомысленное, например:"Ну, давай не будем видеть друг друга недельку и посмотрим", или еще что - то такое в равнодушно - циничное, хотя, кажется, единственно - правильное.
- Я хочу быть с тобой. Тихо проговорила она, с безумной надеждой, что он не услышит, что она сказала. Конечно, расчитывать на это  было максимально глупо, но сказать этого громко она не могла, хотя бы потому, что гордость, которая раньше в ней просто зашкаливала, молила о пощаде, обещая лишить себя жизни.
- Ты сам считаешь, что это возможно? По прежнему тихо проговорила Хайди, с интонацией, в которой можно было прочесть что угодно, как отчаянье, так и мольбу. Она не говорила сейчас про что - то абстрактное, конечно, никто не мог запретить им быть вместе, дело было совсем в других составляющих факторах. Ладно Хайди, но она знала,как быстро наскучивают Деметрию любые девушки, и, понимала, что если подпустить его еще ближе, привязаться к нему окончательно, то потом будет еще больнее, а к мазохистам себя Хайди никогда не относила. Да и вообще. Согласен ли он будет остпениться ради неё? Ей казалось, что нет. Сама она конечно одевала мини-юбки, и, стреляя глазками завлекала туристов, но, это было всё - таки нечто другое, это была работа,  а много - много девушек были потребностью Деметрия, и, это была главная разделительная грань между Хайди  и ищейкой. Она была собственницей, и, делить его ни с кем не хотела, впрочем.. Всё сейчас зависело только от того, что скажет сам Деметрий.

+1

22

Деметрию совсем не понравилось то, как вздрогнула Хайди на его последних словах. Ему показалось, что вместе с этим движением девушки сквозь тело ищейки прошелся разряд в миллион вольт. Дрожь для Деметрия - как и для любого другого вампира - была показателем страха. Но ни сейчас, ни когда-либо потом Дем не хотел, чтобы это чувство испытывала Хайди. Тем более по его вине.
Девушка криво улыбнулась, отступая назад, где новым препятствием вырос подоконник. Деметрий понимающе улыбнулся - или попытался, кажется, вышло так же криво - и отступил назад. Хайди нужно было пространство, и Дем его ей давал. Разум нервно курил в сторонке, не понимая мотивов такого поведения своего носителя, а вот мертвое сердце довольно улыбалось. Его такая внимательность к ощущениям любимой девушки очень радовала.
- Я хочу быть с тобой.
Тихий голос Хайди вырвал Деметрия из познания собственного внутреннего мира, заставляя вновь вернутся в реальность. Смысл прозвучавших слов доходил до ищейки с каким-то секундным опозданием, а звучавшая в голосе надежда смешанная с безысходностью буквально разрывала изнутри.
Дем сцепил руки за спиной, уже не доверяя собственному телу. Он видел, что Хайди еще не все сказала, не все осмыслила, и давал ей время. Как-то много он ей уже позволял за последние несколько минут, слишком много. Но именно в данной ситуации Деметрий не мог даже представить, что возможно поступить хоть как-нибудь иначе. Поэтому из последних сил душил в себе порывы заключить девушку в свои объятия и не отпускать до тех пор, пока не сочтет это нужным.
- Ты сам считаешь, что это возможно?
Деметрий угадывал немую просьбу в тихом голосе Хайди, как будто она не спрашивала, а просила его сделать именно так. И, черт побери, ищейка сделает! Ради нее. Ради того, чтобы больше никогда не слышать такую отчаянную мольбу в ее голосе, не видеть безысходность и неуверенность в ее глазах.
Деметрий не нашел, что ответить. Любое из слов сейчас казалось ему не убедительным, не правдоподобным, поэтому он молча кивнул. Потому что он действительно верил в это. Искренне верил.
- А что тебя смущает, Хайди? - Дем сам удивился тому, откуда его голос может звучать так мягко, нежно и утешающе. А именно утешить, избавить от ненужных сомнений Деметрий и хотел больше всего. И не важно, что для этого потребуется, ищейка был готов на все, даже менять себя. В корне. Отказаться от своих принципов? Легко! Да и какой вообще теперь в них смысл, когда Дем признался в любви самому своему злейшему врагу? Никаких. По крайней мере, зачем эти принципы теперь вообще нужны, если самый главный из них уничтожен в пух и прах?
Кажется, именно после таких мыслей гордость ищейки грохнулась в обморок, а эгоизм побежал ее откачивать. Наивное самолюбие молча побрело паковать вещи, разум же молча взирал на все со стороны, не понимая, зачем его вообще сюда приплели, и категорически отказывался выполнять свои прямые обязанности.
Так что как Деметрий пересек разделявшее их с Хайди расстояние и заключил девушку в нежные объятия, вампир не помнил. Хотя, может и помнил, но где-то на краю сознания, и совсем не стремился это прояснить. Он просто стоял и наслаждался близостью той, кому отдавал свое мертвое сердце без требований о возврате. Наверное, поэтому так и удивился, услышав свой собственный уверенный шепот в тишине комнаты:
- Я для тебя сделаю все, Хайди. Даже невозможное. И если ты хочешь быть со мной, значит так и будет.

+1

23

Услышать ответ на свой вопрос было страшно, не услышать его вовсе было бы еще страшнее. Что такое молчание? Лишь незнание того, что же сказать. А если после её слов о том, что она хочет быть с ним, он не знал бы, что сказать, то это означало бы лишь одно, самое худшее для Хайди. Хотя, кто знает, что было хуже, или лучше для нее сейчас?  Что бы он развернулся и ушел? А может сказал, что всё будет хорошо? Или вообще сообщил, что все будет как раньше? Неизвестно. Во всех вариациях развития событий, были как и свои несомненные плюсы, так  и то, что так же несомненно будет причинять боль. А иначе просто никак, и, в том, что сейчас испытывали они оба, виноваты были они, и только они сами.
Он сделал шаг назад, и, хотя расстояние между ними увеличилось всего на один шаг, преодолеть который вампиру не понадобится и секунды, самой Хайди показалось, что между ними теперь немыслимо далеко, хотя воспаленный разум давал ей понять, что вся окружающая реальность для неё была совсем не объективна, и, всё воспринималось только с точки зрения любви к нему, к королевской ищейке, Деметрию Вольтури.
- А что тебя смущает, Хайди? Мягко проговорил Деметрий, и, только теперь Хайди посмотрела на него удивленно, хотя, по логике вещей, должна была начать это делать с того момента, как он появился на пороге её комнаты с платьем, что кажется всячески противоречило его собственным нормам морали - сначала испортить Хайди жизнь, а потом устранить последствия. Обычно всё стопорилось ещё на первой стадии. Надо было ответить Деметрию на вопрос, но, Хайди не могла. А что было ему отвечать? "Извини, но меня смущает то, что у тебя на каждый день новая девушка, а меня ты вообще не воспринимаешь как разумное существо?" Можно было ответить конечно и это, но именно в этих словах она пока ещё сомневалась, с крохами надежды, теплящейся внутри, и, поэтому и не хотела их произносить вслух, отлично понимая, что как только они будут произнесены, между ними снова может возникнуть та стена непонимания, что была раньше. Не такая толстая и непробиваемая, что была до этого, но всё - таки..
Хайди даже не успела ничего сообразить, как поняла, что снова в обьятиях Деметрия, и, снова вдыхает его такой сладковатый, и уже до боли родной аромат, который теплом разливался по жилам, и, словно снова заставлял сердце теплеть. Да, наверное, так оно и было. Тело Хайди было ледяным, словно сделанным из мрамора, но вот сердце её благодаря Деметрию было горячим, хотя оно и не стучало уже много сотен лет. Но разве это важно? Знать, что твоё сердце живое, потому что оно стучит и переливает кровь? Конечно нет. Важно знать, что оно живое потому, что ты умеешь любить.
- Я для тебя сделаю все, Хайди. Даже невозможное. И если ты хочешь быть со мной, значит так и будет. Проговорил Деметрий, и, Хайди снова вздрогнула, но теперь уже не от страха от того, как же поступить, а от нежности, которая словно разливалась по телу. Это было что - то сродни ощущению, как появиться в теплом помещении с мороза, и, чувствовать, как оживает каждая клеточка твоего тела, как тепло разливается постепенно, постепенно, доходя до самых кончиков пальцев. Вот и ответ на вопрос. Она хочет быть с ним, он хочет  быть с ней. Кажется все просто, но, только на первый взгляд. В любви вообще никогда не бывает всё слишком просто, всегда есть либо "но", либо очередное "а почему". Вот и сейчас этого всего было предостаточно, только озвучивать все Хайди не решилась. Она еще спросит Деметрия обо всем, обьязательно спросит, но только не сейчас. Все тяжелое нужно оставить на потом, дать нервам, которые просто натянуты до предела, пока ожидаешь ответа, отдых.
-Слушай,  а почему тогда ты столько времени мучил меня? Она посмотрела в его глаза, словно пытаясь найти в них ответ, но, слишком много всего было там, и, Хайди снова опустила взгляд. Одной рукой тем временем Хайди залезла под его рубашку, и, кончиками пальчиков провела по его спине, прикасаясь к  великолепному, мраморному  телу, и, словно пытаясь показать, сколько необьяснимой нежности испытывает она к нему. Хотя... Показать или обьяснить эту нежность вряд ли было реально, её надо было просто чувствовать, что бы понять.

+1


Вы здесь » New Moon. Destiny Challenge » -замок Вольтури » Комната Хайди Вольтури